Лабиринт. Автобиографическое эссе

Автор: klim_samgin Рубрика: Книги
«Лабиринт. Автобиографическое эссе» публикуется по материалам книги «Дом, в котором начинается радуга» фотографа Алексея Клима Самгина Кошелева
фотокнига "Дом, в котором начинается радуга"

Часть 1. Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Цитата«Желание человека не должно быть направлено на удовлетворение чувств. Следует желать лишь здоровой жизни, т.е. самосохранения, ибо назначение человека – задавать вопросы об Абсолютной Истине. Ничто иное не должно быть целью его деятельности». (Шримад-Бхагаватам 1.2.10)

В

ечность и немного от Рождества Христова. Над Петербургом, как всегда, плоская крышка неба, я вижу его плоским и независимым от неба других городов. Какая-то странная карма у города теней. Люди, люди, люди. Заряжаю черно-белую пленку в потрепанный Пентакс. Может быть, это город ответов на вечные вопросы, которые я задаю себе с самого момента пробуждения на этой земле. Я собираю их в темную коробочку, моя личная коллекция проявленных бабочек-ответов.

Вы спросите, почему люди становятся фотографами – это можно увидеть по их снимкам, по тому наивному следу, который так легко распознает опытный охотник плоских пространств. Кто-то – благодаря моде, кто-то – легкому заработку, кто-то – просто случайно или от безделья. Во всем этом есть какой-то вкус или судьба. Пестрое многообразие профессий. Но в нем — еле уловимая брешь, надежда раскидать бутафорские камни или разогнать назойливых мух посредственности и глупого самодовольства . Приглядываясь, погружаясь в нее мы видим изумительное, чудное, необъяснимое – бесконечную гармонию, многоплановость композиции, тайну и совершенство…

Лабиринт. Фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Г

оворят, Человек – существо, которое создано «смотрящим вверх» — «антропос». Мы все смотрим в детстве на звезды, а к старости делаем из себя звезд, в надежде спрятаться за пустые одежды бессмысленности существования, в котором наши ищущие сердца проиграли битву с телесным комфортом и страхом перемен. Простые вопросы, ответы на которые можно увидеть повсюду – они как светлячки в темном лесу: сложно не увидеть светлячков в темном лесу, не правда ли? Кто я? Что за мир, в котором я живу? Как я должен действовать? Что такое время, где я был до и буду после? Кто создал все? Какие мои отношения с Творцом?

Бизнесмены и психологи говорят, что тот, кто ставит ясные цели, достигает успеха. «Смысл жизни? Ты знаешь? Но ведь никто еще не нашел ответ? Смысла жизни нет!» — ухмыльнувшись, сказала мне театральная знакомая с не очень здоровым цветом лица и излишними «незаменимыми аминокислотами» по бокам,— будто олицетворяя всю западную цивилизацию. Избавиться от проблемы – сказать, что проблемы не существует. Закрыть лицо руками, как ребенок. Лабиринт — мы приходим на ощупь и уходим, так ничего и не уяснив…

Лабиринт. Рисунок - Алексей Кошелев

Я

видел радугу, которая начиналась у моих ног. Это было на Федоровских лугах. Волга, послегрозовое солнечное небо. Радуга, которая начинается у ног и уходит по семицветной дуге на сотни метров. Это необычное зрелище. Вот, например, если бы вы стряхнули усталость и скорбь, омылись прохладной родниковой водой, взошли на тот ее конец и начали подниматься, я бы последовал вашему примеру. Мы обязательно встретимся посередине.

«Ты веришь, я с детства знал, что Вселенных много и они пульсируют, появляются, живут и исчезают, как мыльные пузыри, все они полны разнообразием живых существ, а время не имеет начала, и оно циклично! Представляешь!». «Ого! А кто же мы?» — ответил бы ты. Мы спускаемся по гладкой цветистой спине радуги, вниз, набирая скорость, и попадаем в Лабиринт. Лабиринт сомнений, обид, страхов, печалей, скорби, зависти, злобы, гнева, жадности, вожделения и иллюзии. Страшное место, похожее на сон. И много жизней может уйти только на поиски кончика нити…

Лабиринт. Фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

П

риостановив шаг, я оглядываюсь по сторонам. Моросящий дождь кутает прохожих в зонты и распустившиеся плащи. Достаточно одного нажатия затвора, чтобы поймать человеческие силуэты и распылить их по желатину пленки, в размытые призраки «Другого Города» (http://gakus.ru/108_gorod.html). Время никого не ждет. Черное и белое, оно захватывает в свое колесо даже великие статуи великих поэтов. Мы сидим в большом кинотеатре, наблюдая вереницу событий, нам не принадлежащих, но настолько погрузившись в сюжет, что не замечаем смены кинопленок и уже не в состоянии вырваться из зала иллюзорных развлечений.

Смерть – разрыв, последний кадр, когда услужливый оператор меняет катушки. Удивительное свойство человеческой натуры – заблуждаться и покорять своим заблуждением весь мир. Склонность совершать ошибки из-за несовершенства чувств, впадать в иллюзию и обманывать — неотъемлемые качества живого существа. У нас нет зрения орла и нюха собаки, но наша правота, кажется, непоколебима. Мы создаем Лабиринт. Мы творцы каждой его потрескавшейся извилины, каждого закоулка и дышащего холодом тупика. Я всегда любил арт-хаус…

Лабиринт. Фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Лабиринт. Фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

П

ротискиваюсь по Невскому, держа камеру наизготове. Самое сложное – вырвать из кажущейся неразберихи окружающего пространства прямоугольную заплатку Абсолютной Гармонии. — Звучит пафосно. Солнечно. «Такси! Такси!» — «Харе Кришна, Харе Кришна…». Через пелену постоянно меняющихся мыслей, похожих на волны прилива и отлива, звуки приобретают оттенок водянистости. Гинут, исчезают, не доходят. «Тому, кто не умеет заменить собой весь мир, обычно остается крутить щербатый телефонный диск…» (И.Бродский) Только мгновение отделяет нас от вечности. Ум отделяет от реальности. Какие-то ребята в странных одеждах, улыбчивый парень с бубном – все это протекает мимо меня на переходе. «Забавно: приятно, когда люди радуются, и все же…» — говорит за меня ум, уже привлекшись очередной философской замшелой развалиной. Таков Питер.

«Эй, пойдемте собирать грибы!». Горы Утриша. Красочные фасолины-фракталы на камнях с уходящими в свою бесконечность узорами. Если вы не смотрите на звезды или вглубь себя – вы обречены смотреть на окружающих дам в купальниках из ничего и на алкоголь, даже в таком месте, — визитной карточке самой Природы. Спустились под вечер, грибы отдали Боцману, местному душевному хиппи-наркоману – он-то нас и убеждал, что они съедобные. Я поверил, остальные отказались, а зря. Боцман оказался большим кулинаром и в тот же вечер сварил замечательный грибной суп. А на следующий день я уже ел маринованные грибы с диким сладким луком и пил горячий кофе со сгущенкой на берегу, с Боцманом и его незнакомкой.

Лабиринт

«Как ты думаешь, если бы мы и вон та обнаженная русалка, читающая Кастанеду, на камне среди соленых волн, знали, что темнота Вселенной — это ее оболочки, лишь отсутствие света, Солнце – большая лампа посреди комнаты нашего заточения, а за стенами нас ожидает великая Тайна и Свет, — как ты думаешь, чтобы мы делали?» — «И даже ревущий город, наглый культурный город, больше не сможет что-то сделать для нас двоих. И мы минируем дамбу, мы умываем руки. Мы умываем город балтийской волной. Псих, я не псих, не псих. Только скажи не псих…» («Торба на круче»)

Лабиринт. Фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Н

едостаточно видеть в объектив новокупленной камеры Никона с его Канонами социальные пейзажи бомжей и гламурных тусовок, обнаженных многоскладчатых натурщиц с полотен Эрмитажа, чтобы постичь всю грубость и прелести материального существования. Великие философы и ученые западного мира расплывались мыслями по древу в поисках правд и отрицании кривд, вставая друг другу на головы, чтобы видеть острее и дальше, а может быть, чтобы выглядеть ярче и солиднее. Вольтер, Кант, Спиноза, Шопенгауэр, Гегель, Ницше, Дарвин, Фрейд, Маркс… Многочисленные переиздания на трупах убитых деревьев заполняют пыльные шкафы «великой литературы без ответов». Но одна молитва святого человека способна поднять нас на вершину радуги, один взгляд на мандалу способен приоткрыть нам занавес вечного бытия.

Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

И я бы спросил у вас, облокотившись на увесистый цилиндр телескопа: «Как ты думаешь, что бы мы сделали, если бы знали, что жизнь – это намного больше, чем тело, больше, чем мысли. Кто знает, когда нам суждено проститься с ними?» — «Над рисовым полем сгустился туман, в нём бродит католик, и бродит шаман. Бродят верха, и бродят низы, их скрыл друг от друга туман над Янцзы. И я был, как все, пил да пахал. Прочел Дао Дэ Цзин и понял: попал! Сжёг свой пентхаус, снял пробу с лозы, и вышел плясать в туман над Янцзы» (Б.Гребенщиков)

фотограф Алексей Кошелев

Я

 проснулся после золотого сна, вернулся в тело. Этот сон был похож на незабываемый, сладкий отпуск длиной в мгновение, но настолько бодрящий и бесконечно яркий, что проступающие стены и лица казались неловкими детскими зарисовками. Бары и Юра постоянно матерились и сокрушались о политике. Было видно, что молох 20-го века – телевидение и СМИ, полностью лишил их любых других переживаний в жизни. Что бы они не говорили – все это выражалось в критике и недовольстве. Бары – пенсионер, мусульманин. Юра – крановщик средних лет, с золотым крестом на шее. «Бары, что говорит Аллах?» — «Мухаммед говорит, нужно жить по совести».

За три дня до операции на легкое Юра со вкусом рассказывал о своих охотничьих достижениях. Сколько животных он убил, сколько шкур с них снял и сколько голов повесил у себя на даче, все это он закусывал ветчиной и парными котлетами. Врачи оперировали ему легкое, и Юра следующие два дня испытывал тяжелейшие боли, но это не мешало ему впоследствии говорить о политике, убийстве животных и шутить на тему женщин, что в присутствии приходивших к нему жены и дочки он, конечно, не позволял. Интересные человеческие характеры…

«К

ушайте больше мяса, у вас анемия!» — «Я вегетарианец, вы знаете альтернативу?» — Молчание. Странные существа люди – фотографическому анализу поддаются все болезни и беспокойства, связанные с их привычками и обманом. Бобовые, молочные продукты, злаки, орехи, овощи, фрукты, ягоды, травы. Миллионы чистых и здоровых людей по всему миру, не потакающие своим кровожадным привычкам – все это встречается молчанием.

Лабиринт

В торакальном отделении почти все врачи курят, не говоря уже о больных с трубками в легких, бегающих за очередной дозой дымка. Мы поднимаемся с вами по прохладной радуге, покрытой капельками росы, дует легкий ветер. «Представляешь, умиление и восторг, который мы испытываем от созерцания природы, — это воспоминания о том времени, когда мы были животными, растениями, деревьями, цветами, землей…» (Л.Толстой) — «Похоже, я нашел один из концов нити!»

Е

сли я владелец фото-студии, то у меня есть штат сотрудников: менеджеры по рекламе, администраторы, пара фотографов в коллективе. Кто-то платит за свет, а кто-то моет вечерами полы. Но вы приходите в мой мир наслаждаться фотосъемкой, вам не интересно все это. Вы берете трансмиттер, пару импульсных ламп, вешаете фон, ставите стул и накрашенную модель. Только на стене редко кто замечает список простых правил: «то нельзя, это можно, а за этим – к администратору». Такова жизнь. Я лежу в высокой, веющей свежестью траве, смотрю на проплывающие облака. Вот жираф, вот корабль, вот всадник на белом коне – великолепное зрелище. Облака не меняются. Мы меняем тело младенца на тело ребенка, затем на тело юноши, на тело мужчины, пожилого, старика, но мы – остаемся «я». И, когда бы вы ни посмотрели на облака, они — все те же прекрасные замки, уходящие ватными куполами в небо.

Лабиринт

«Ты знаешь, есть души, существование которых намного чище нашего, тела которых светлее, стройнее, и день их жизни иногда равен нашему году, иногда нашей жизни» — «Похоже на нашу мошкару: утром она родилась, а вечером ее ждет подруга с косой и списком задолженностей». Кто-то всегда меняет пленки, и наш Лабиринт наполняется стеллажами катушек.

«По словам Ману, одного из прародителей человечества, жизнь которого составляет порядка трех сотен миллионов лет, даже убийцу животного нужно считать убийцей, потому что мясо животного не предназначено в пищу цивилизованным людям, чья основная обязанность – готовить себя к возвращению в Трансцендентность. Ману говорит, что убийство животного – это настоящий сговор группы грешников. Тот, кто дает разрешение на убийство животного, тот кто убивает животное, торгует мясом убитого животного, готовит пищу из мяса животного, занимается распределением это пищи и, наконец, ест пищу, приготовленную из тела убитого животного, — убийца, и по Закону Природы понесет наказание» (Шримад-Бхагаватам 1.7.37, комм., Ману-Самхита 5.51 )

М

ой талантливый приятель одноклассник, непревзойденный физик, программист и просто отличник, привез нас на астрономический фестиваль. В одном из заброшенных подмосковных пионерских лагерей собралась элита любителей-астрономов, чтобы под прохладой звездного неба распаковать свои ноутбуки, настроить карты созвездий, устремить тяжеловесные стекла телескопов в плотную мглу пространства. «Знаешь, сколько раз можно посмотреть в телескоп на Солнце?» — «Один раз!» — «Два! Сначала одним, потом вторым глазом».

На Солнце мы смотрели сквозь фильтры, видели протуберанцы, пятна и прочие достопримечательности огненной планеты. Некоторые телескопы позволяли делать фотосъемку. Днем мы бродили по запущенному лагерю, скользили между проеденных ржавчиной коек и облупившихся корпусов. В лесу лежал апрельский снег, из которого поглядывали краснокнижные подснежники. Под электронную космическую музыку астронома-диджея звездное пространство окутывает сознание особой насыщенностью переживаний и восторга. Мурашки по коже.

Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Говорят, человек невооруженным взглядом видит более 7000 звезд, но если привыкнуть к темноте, то можно увидеть около 40000 небесных светил. Радуга – это всегда путь через непреодолимое пространство. Портал. «Что бы ты делал, если бы знал, что любая планета и звезда нашей Вселенной заселены жизнью, к каждой планете есть замысел и план, а живые существа (души) трансмигрируют в тела определенного вида, чтобы наслаждаться благами этих светил» — «Я переосмыслил бы слово «смерть»»

М

не хотелось бы раскрыть вам несколько секретов. Мой талантливый приятель-физик ушел в баптизм, занялся духовной практикой, что не мешает ему проектировать платы и микросхемы на благо всего человечества. А я в юности на полном серьезе занимался поиском внеземных цивилизаций. Странные существа – люди. Они подхватывают нелепые теории: «может быть», «возможно», «вероятно», чтобы воздвигнуть на их шатком фундаменте науку. Если в уравнении с самого начала закралась ошибка, то бесполезно надеяться на правильный результат. Вселенная, «вероятно», возникла из «Большого взрыва». «Вероятно», мы одни во Вселенной, «наверное», жизнь произошла из материи, а человек, «скорее всего», произошел от обезьяны, которая занялась трудом.

Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Они ищут внеземные цивилизации белкового и кремниевого типа, а сами мучаются духами и привидениями. Посылают спутники с золотыми дисками, нашпигованными информацией об обитателях Земли, в беспросветные путешествия на тысячи лет, хотя не живут и века. Бомбардируют космическое пространство волнами, в надежде получить ответ, диапазон частоты которых составляет нулевую вероятность быть замеченными, при этом прожигая свое время у телеящика. И годами защищают диссертации. Таков Лабиринт.

Но мы почти уже поселились на радуге, и «каждый охотник желает знать, где сидит фазан». «Знаешь, человек не отличается от животного, если цель его жизни — еда, сон, оборона и совокупление. Единственное отличие – умение слушать и читать инструкции по эксплуатации».

Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

К

астанеда плакал и кололся, но продолжал есть кактус. «Чакры – это конечно интересно, но, ты понимаешь, я занимаюсь фотографией, искусство ради искусства» — сказал я однажды своему приятелю, экстрасенсу и мистику. — «Хотя, дай мне почитать что-нибудь простенькое». Так я познакомился с трансерфингом. Делать что-то, что противоречит принятым стандартам — именно делать, а не мыслить — дает возможность ощутить реальный опыт. Танцевать на улице, улыбаться хмурым прохожим или просто петь в транспорте. Почему бы не заняться йогой, не очистить организм от трупных ядов, не подарить жене цветы или просто сделать что-то незаметное и полезное?

Пролетая над водной гладью широкой реки, чуть задевая грудью ускользающую кромку поверхности воды, вдыхая мелкие брызги, понимаешь, что уже был здесь, не раз и не сотни раз. Полеты – это удивительное состояние. В противоположность странным, но столь знакомым темным местам Лабиринта. Я проходил сквозь стены, перемещался по его коридорам, заполненным отсутствием солнца, двигая предметы силой мысли, прыжками перемещаясь на большие расстояния, управляя событиями, собирая в свою коробочку все новый и новый опыт чувственных наслаждений. Но все это было покрыто дымкой обмана, тьмой зловонных мест, разложившейся плоти, подземелий, проституток и злобных сущностей.

«Ты знаешь, они всегда ходят по трое. Но мы видим только двоих. В черных костюмах, черных галстуках, черных очках, с суровым выражением на лице. Они ждут. Они просто ждут, обволакивая тебя страхом смерти, доставляя боль внутренним органам, вызывая испарину и холодный пот. А третий — приходит время — набрасывает на тебя сзади петлю и тащит в обитель, описанную Данте».

Лабиринт

«Ч

ем больше жила княжна Марья, чем более испытывала жизнь и наблюдала ее, тем больше удивляла ее близорукость людей, ищущих здесь, на земле, наслаждений и счастья; трудящихся, страдающих, борющихся и делающих зло друг другу для достижения этого невозможного, призрачного счастья: «… и все они борются, и страдают, и мучают, и портят свою душу, свою вечную душу, для достижения благ, которым срок есть мгновенье» (Л.Толстой «Война и Мир»)

Полеты – это удивительное состояние. Иногда я разбегаюсь и, скользя сквозь окна, выныриваю в уличный дождь. Набираю высоту, все выше и выше – туда, где нет различия между сторонами света, где все пронизано вечным и безмолвным сиянием. Внизу остаются изгибы рек, горбы зеленых лесов, муравейники-дома. Мир этот настолько тонок, что его не отразить и на миллиметровом трехслойном слайде.

«Ты представляешь, все можно разделить на три. Мудрецы говорят о трех состояниях Абсолютной Истины: Верховной Личности, локализованном Духе в теле каждого существа, и безличном сиянии Абсолюта. Они говорят о трех качествах материальной природы, которые, как три основных цвета, дают весь спектр многообразия радуги: благости, страсти и невежества. Они говорят о трех видах страдания живых существ: страданий от тела и ума, страданий, причиняемых другими, и страданий от природных явлений. Они говорят о трех обителях мира: высших системах, средних мирах и низших планетах. Говорят они и о трех телах живых существ: грубом, тонком и духовном» — «Это еще один кусочек веревки, сплетенной из трех, кусок нити Ариадны?»

«А

 давайте теперь рассчитаем скорость и количество осколков бронебойного снаряда». Фотографией я увлекся на втором курсе, увлекся, просто потому, что начал смотреть на мир, интересоваться его формами и их компоновкой в замкнутом пространстве прямоугольника. Увлечение мировым искусством заразило живописью, от которой, как говорится, один шаг до дагерротипа. С первого курса нас учили, как делать машины для убийства людей, снаряды, бомбы, мины. Мы знали, сколько килограммов оболочки надо срезать, чтобы поразить разрывными осколками как можно больше солдат. Та еще наука. Либо ты взрывник, либо пиротехник. Лабиринт профессий.

Алексей Кошелев. фото - Иван Колпаков

Надвигалась гроза. На самой кромке горизонта не спеша собирались свинцовые тучи, но небо оставалось таким же сочно-синим, как и час назад. Костя открывал очередную полуторалитровую бутылку пива, за пивом шло вино, за вином — коньяк, и напоследок — водка. Мы сидели на бревне возле костра, подкидывали дрова. Половина друзей-студентов разбрелась виляющей походкой по даче: кто — в поисках очередной бутылки, кто — в поисках подруги, а кто — в поисках уютного подзаборья.

Лабиринт

Тучи не спешили приближаться, будто армия собиралась на обочине планеты. Огонь распадался на множество, множество мелких сот, как растр в глянцевом журнале. В лучших традициях «Матрицы». Меня всегда поражало состояние отделенности от происходящего, выпадение в миг жизни, который «между прошлым и будущим», особенно в моменты стихии. «Ты представляешь, мы – вечные частицы Бога, полные знания и блаженства души. Мы как искры этого большого огня, бесконечно малые, но по качествам равные ему. Стоит нам отлететь на расстояние, и мы гаснем в череде будущего и прошлого» — «Вспоминается зерно, которое сеял Иисус. Зерно одно, но его судьба зависит от того, в какую почву оно падает!»

Т

ам, где появилась радуга, росло большое одинокое дерево, скосившееся по склону холма. Случайного путника он укрывало от тяжелых капель грозы и палящего солнца. Оно было густо покрыто шелестящими зелеными листьями, растущими на множестве гибких веток, уходящих в несколько упругих ветвей, ветви держал могучий ствол, покоящийся на прочном фундаменте корней. Почти как дерево Баньян. «Что бы ты делал, если бы знал, что у всего есть свой корень? Все многообразие происходит из одного источника. Вавилонское столпотворение произошло от одного единого языка. Люди имели единую культуру и знание» — «Я бы изучал корни!»

«Театральные сны» всегда заканчиваются театральной раздевалкой, а уставшие актеры ищут допинг в послепремьерных сабантуях. Гамлет развоплощается в любителя выпить, Офелия – в скучную домохозяйку. Фотограф снимает все на свой аппарат, чтобы слепить очередной мирок из пластилина сценического действа. Весь мир – театр, а люди в нем — марионетки, движимые своими привычками. Карма — как много в этом слове! Мы приходим с большим багажом желаний и привычек в определенную страну, учим определенный язык, занимаем определенное социальное положение, и через призму всей нашей обусловленности мы судим о мире, людях, действуем в нем сообразно «своей природе». Делим людей на друзей и врагов, мужчин и женщин, на русских и евреев, бежим от «плохого» и привязываемся к «хорошему». Но где грань этого вынужденного лицедейства? Как разорвать круговорот кармы и колесо сансары?

Лабиринт. фотограф Алексей Клим Самгин Кошелев

Вы держите в руках мою четвертую фото-книгу, очередной этап скромной фото-летописи событий и тем, которые интересуют меня как живое существо, подзабывшее свое изначальное положение и старающееся заново вспомнить, кто оно есть. Это не плод очередного проекта, желания славы или денежного вознаграждения. Каждый человек ищет Любви, способной заполнить зияющую пустоту в своем сердце. Он закидывает в нее машины, квартиры, любовниц, наркотики, престиж, славу, чувство власти, грубые наслаждения, философские измышления – но ничто материальное и временное не способно утолить эту жажду. «У каждого в сердце есть дыра размером с Бога».

Лабиринт

Я

видел людей, способных дать ответы. Видел их в действии. Видел их чистоту, честность и целеустремленность. Среди них я находился как журналист, как фотограф, интересующийся внутренним бытом и обычаями, великолепием философии и здравого смысла. Но постепенно, удивительным образом, слушая и повторяя, мое сердце стало очищаться от беспокойств и страхов двойственного бытия. Эта скромная фото-книга — плод их доброжелательности и хорошего отношения ко мне. Надеюсь, что она станет чуть заметной ворсинкой на нити Ариадны, которая способна помочь нам в сражении с Лабиринтом теней. Ведь тень – это всего лишь другая сторона света, той реальности, которая во имя общего блага отлична от иллюзии.

Цитата«Истинно разумные и склонные к философии люди должны стремиться только к достижению той цели, которой нельзя достичь в этой вселенной, даже если обойти ее – от высшей планеты, Брахмалоки, до низшей, Паталы. Что же касается счастья, которое приносят чувственные наслаждения, то в положенный срок оно само приходит к нам так же, как в положенный срок к нам вопреки нашей воле приходят непрошенные страдания» (Шримад-Бхагаватам 1.5.18) 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Вы можете следить за комментариями к этой публикации через RSS 2.0 Вы можете оставить отзыв, или трекбек.

Ваш отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.